Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

me

История в старых фотографиях.

Уже одиннадцатый год мы с супругой живём в Доминикане. При переезде сюда у меня было не так много возможностей захватить с собой какие-либо ценные воспоминания о своей прошлой жизни в Питере. На руках был только ноутбук с отсканированными и переведёнными в цифру фотографиями и документами. И вот через год проживания в Доминикане жёсткий диск нашего ноутбука приказал долго жить, унеся с собой в свою матричную вечность нашу цифровую историю... (Не забывайте о бэкапе!!!)
И вот недавно, спустя почти десять лет, мне смогли переправить из России коробку с плёнками-негативами (спасибо огромное нашим друзьям Сергею и Лене!). А  из Штатов нам привезли сканер для фотоплёнок (спасибо огромное нашим друзьям Ричарду и Бренде!)
И вот у меня появилась возможность возвращать к жизни моменты прошлой жизни. Да, порой плёнки очень затёрты и качество оставляет желать лучшего, и с трудом можно увидеть на фотографиях себя (и то, подключив для этого воображение), но ведь это была моя жизнь. И Живой Журнал, пожалуй, как нельзя более подходит для жизнеописания. По мере сканирования плёнок, буду выкладывать фотографии, как мемуары.
А сегодня начну с 1984 года.

katek006

Collapse )

me

Памяти Шнекенберг Виктора

0021
Посвящается хорошему человеку, моему отчиму, Шнекенберг Виктору.


Меня звали Шнекенберг Виктор. В моей жизни не было ничего исключительного, напротив, это была простая жизнь простого человека. Миллионы других прожили такую же жизнь. Конечно, у кого-то было что-то, чего не было в моей жизни, ну а в моей было то, что было только в моей. Мой отец, Отто-Александр Шнекенберг, родился 01.04.1887 года в городе Белосток, что расположен на северо-востоке Польши. Приблизительно в 1915 году он переехал в город Брянск. Женился на девушке по имени Пелагея и в браке на свет появились мои сёстры Эля ( 1919), Зена (1922), Регина (1924) и я, Виктор (02.03.1927). В результате несчастного случая моя левая нога была повреждена и после последующих операций стала короче на несколько сантиметров. Это увечье, плюс то, что я был самым младшим ребёнком ( и единственным мальчиком!), позволяло мне в полной мере наслаждаться заботой и вниманием ко мне со стороны родителей и сестёр.

viktor

Семейная идиллия продолжалась недолго. В 1933 году отца угнали в Сибирь, где его следы затерялись и с тех пор мы никогда не смогли узнать, где и как он погиб. А потом началась война. Мы жили рядом с аэродромом, который постоянно бомбили, и нам приходилось прятаться в подвале. А потом пришли немцы. Это продолжалось недолго, потому что советские войска смогли переломить ход войны и немцам пришлось отступать. И Адольф дал приказ: "вся немецкая кровь должна вернуться на родину". И нас повезли в Германию. Разместили нас в городе Гера. Мы получили удостоверения немецких переселенцев. Вокруг слышалась немецкая речь, которую я знал только по школьной программе.

pas pas1

Деваться было некуда, надо было продолжать жить. Я поступил в училище и выучился на слесаря. В 1944 году, когда советские и американские войска вошли в Германию, нас перевели в американскую оккупационную зону в Баварию. Там, в Розенхайме, я и прожил всю свою жизнь, работая слесарем на фабрике.
Пролетели годы, незаметно подошла пенсия.
В 1993 году я познакомился с молодым человеком, по имени Николай. Он приехал из России и хотел жить в Германии. Мы оба были заядлыми рыбаками и на этой почве возникла наша дружба. Было интересно поговорить с ним о жизни, войне, политике. В 1995 году к Николаю приехала мать, с которой он меня познакомил. Её звали Пелагея, также, как и мою маму. У нас возникли чувства и мы поженились. Николая я усыновил, он получил мою фамилию и мы стали жить одной семьёй.

mpn

К сожалению, несмотря на усыновление с правами несовершеннолетнего, Николая не оставили в Германии и ему пришлось покинуть страну. Государство обмануло нас, пообещав, что из России Николай сможет сделать запрос на воссоединение семьи и снова приехать в германию. Этого не произошло, ему даже не давали гостевую визу. Мы с Пелагеей остались одни. Мы с удивлением смотрели, как наш город заполняется темнокожими семьями африканских беженцев и не понимали, почему наш сын не имеет права жить с нами. Я всю жизнь боялся разного рода учреждений и служащих, и не вступал с ними в борьбу, хотя и мечтал о полноценной семье. Мне хотелось жить тихо и спокойно, без потрясений. В 2008 году я попал в аварию и врачи вставили мне в ногу титановый штырь. Я смеялся - теперь я очень дорогой, во мне сидит железяка стоимостью в 40 тысяч евро! О смерти я не думал, так как хотел прожить лет 120, а дальше - уж как бог захочет. Но было интересно: заберёт ли после моей смерти государство свой титановый штырь или так и оставит во мне?
В 2010 году к нам прилетал Николай с супругой Анной, им удалось получить французскую шенгенскую визу. Они живут сейчас в Доминиканской республике.

family

Мы с женой купили компьютер, подключили интернет и, благодаря Скайпу, у нас была возможность общаться. Для меня было интересно, как далеко шагнула техника и как на экране монитора можно видеть людей, находящихся за десятки тысяч километров. Что-то интересное стало происходить с моей памятью: я прекрасно помнил все стихи, песни, услышанные ещё в детстве в России и готов был цитировать их часами, но совершенно не помнил, что я ел на завтрак. Рыбалку, по причине здоровья, пришлось оставить. Сил оставалось только на то, чтобы сходить за покупками в магазин или повозиться с цветами на огородике.
В июле 2014 года мне стало плохо, вызвали скорую, меня оперировали. Неделю шла борьба между жизнью и смертью.
Смерть победила и 31 июля я умер. Мне было 87 лет.
Вот так и прошла моя жизнь, простая жизнь простого человека. Сейчас меня нет с вами, но я знаю, что вы помните обо мне.
А я, где бы я сейчас не был - люблю вас, ребята!








По возможности, заходите на страницу  помощи для нас.

С благодарностью - Николай и Анна.
me

И о погоде...

Disclaimer
Пост не несёт никакого негатива, только голые факты!  Улыбка

Я люблю Питер и, несмотря на то, что сейчас вынужден жить не в любимом городе, стараюсь следить за всеми событиями, происходящими в нём. Кончается октябрь, в России потихоньку идёт к зиме. Открываю погодный сайт, смотрю на температуру – в Питере +11 градусов тепла. То-ли я подзабыл, что это нормальная погода для этого времени года, то-ли это не совсем характерно для нашей северной столицы. Лезу в Википедию, смотрю статистику:

temp_piter

Да, бывает по-разному. Вспомнил, как в 1979 году в январе месяце обморозил уши так, что слезала кожа…
А в каком-то из июлей жара стояла такая, что хотелось сутками сидеть в лесном озере и не вылезать из него…
Годовые перепады от минус 20-30 зимой до плюс 20-30 летом – это достаточно сильное испытание для организма. Плюс редкое солнце и постоянная сырость.
Нашёл график температур по Доминикане, в частности в нашем Хуан Долио:

temp_jd

Температура воды круглый год 26-29 градусов; воздуха (средняя)  26-29. Солнце – практически каждый день.
Питер, я тебя очень люблю, но, прости, погода в Доминикане мне нравится больше! Необитаемый остров

kerzen

Налоги

Пришла цивилизация и в наш дом! Интернет у нас теперь не просто скоростной, а суперскоростной. Поменяли мы план на более высокий  и вот теперь наша скорость скачивания составляет аж целых 2 Мбит! Безлимит, сиди в интернете хоть 24 часа. Но дорого, конечно. Да что там дорого, сверхдорого! Но это остров, это Доминикана. Это налоги на всё. Посмотрим на счёт, который нам надо оплачивать.

internet

Жёлтый  цвет – абонентская плата за домашний телефон – 350 песо ($8). По большому счёту, он нам совершенно не нужен, но компания навязывает его наличие, так что приходится смиряться с этим.
Розовый  цвет – абонентская плата за интернет 2 Мбит – 1293.35 песо ($30).
Салатный  цвет – это и есть НАЛОГ! 437. 84 песо ( $10).  Вы, в России, такую сумму платите за интернет в 100 Мбит, а у нас эта сумма — только налог!
Серый  цвет – окончательная сумма к оплате 1897.29 песо ($44). Грустно. Но куда-ж без интернета…

me

Родные люди

Остаётся один день до окончания 2013 года.
Если бы мой дед был жив, то в этом году ему исполнилось бы ровно 100 лет. Но, увы, уже 30 лет его нет с нами...
В Доминикане, на удивление, дни пролетают очень быстро, солнце восходит за считанные минуты и закат длится всего 140 секунд. Хотя, может быть, я просто старею и всё чаще думается о тех, кто не рядом с тобой, но без кого меня просто бы не было на этой земле? К счастью, не смотря на мои перемещения по этой планете и связанных с этим разных утрат, остались фотографии близких людей. И мне хочется, чтобы они были в моём журнале...
Сегодня я начну с родственников по материнской линии.Collapse )